Среда обитания общая. О соседях пеларгоний.

Рассказывая о своих поездках по наиболее засушливым частям Северо-Капской провинции (Northern Cape, RSA), я как-то обхожу вниманием соседей пеларгоний по среде обитания, таких как, например, суккулентные монсонии. Раньше они назывались саркокаулонами, а с недавних пор учёные отнесли их к роду монсонии, того же, что и виды пеларгоний, семейства гераниевых (Geraniaceae).  Эти стоики пустыни всегда интересны коллекционерам, и сегодня мой рассказ об одном из них -
Monsonia salmoniflora.

В природе это колючий суккулентный кустарник высотой до 50 см. Корни плотные и волокнистые.  Ветви гибкие, редко когда толще 4 мм, с тонкими, 4-30 мм длиной, прямыми или загнутыми, шипами. Как большинство других видов, листья имеют как длинные, так и короткие черешки. Листья с короткими черешками больше и длиннее, чем на длинных черешках. Края листа мягкие, без волосков и извитости,  с ровной поверхностью и часто с вырезом на верхушке, размерами 4-10 на 3-5 мм. Цвеетки при раскрытии  около 30 мм в поперечнике и располагаются на ножках около 7 мм длинной. Чашелистики гладкие или слегка волосистые около 7 мм с острым тонким кончиком. Лепестки полупрозрачные, закругленные, чаще всего лососёво-розовые или жёлто-оранжевые, иногда попадаются ярко жёлтой окраски.

Такое описание также подходит M. spinosa, однако у этого вида стебли толще, а лепестки лимонно-жёлтого цвета.

В нашу недавнюю декабрьскую поездку в поля Северного Кейпа нам частенько встречались кусты  Monsonia salmoniflora с красными листьями. Одно из мест обнаружения таких краснолистных растений - район Конкордии, Северо-Капская провинция (Concordia, Northern Cape). Высота этого места над уровнем моря - 1 070 м. В этой области интенсивность света обычно высока - часто в 2 - 2,5 раза больше, чем в более умеренном климате. Облаков там почти нет, и часов солнечного света гораздо больше. Когда радиация становится слишком высокой, она повреждает хлорофилл растений или перегревает их ткани, в результате чего на растениях часто появляются бордовые листья. Цветы на кустах сохраняются.


 

 

 

 

 


Это, несомненно, самый распространённый вид среди суккулентных монсоний (что, кстати сказать, не сказыается на его доступности коллекционерам суккулентов, у них он довольно редкий). Эта монсония была замечена или собрана в центральной Намибии, от Хентисбая (Henties Bay) до Уиса (Uis) на юг и дальше, место его обитания опоясывает  запад и восток до окончания границ Намибии.

В Южной Африке этот вид распространяется через центральную часть кверху к Кару, к востоку от зимнего дождевого пояса. На юге граница распространения проходит рядом с Тоусривером (Touws River), вдоль северного подножья Сватберга (Swartberg) до Абердина (Aberdeen). Также этот вид был зафиксирован ещё на дальнем востоке, в Лакхоффе (Luckhoff) и Форесмите (Fausermith). На северо-востоке он был найден в 23 км восточнее Курумана (Kuruman), а также между Тьюниссеном (Theunissen) и Велкомом (Welkom) в провинции Фри-Стейт (Free State).

На рисунке ниже зона распространени выделена красным *.


При таком широком распространении и разных условиях произрастания Monsonia salmoniflora демонстрирует большую степень изменчивости, которая, однако, в большинстве своём ограничивается её манерой роста, в то время как  листья и цветки сохраняют удивительную однородность, в какой бы местности их не находили. В центральной Намибии это низкорослый, короткостебельный кустарник. В более южной части Намибии стебли становятся более извилистые, переплетённые, хотя их размер остаётся небольшим и такое строение сохраняется на протяжении почти всей Южной Африки. Исключением из этого правила могут быть места несколько восточнее Спрингбока, в Намакваленде, где эти растения распространены широко и даже в некотором изобилии.

Ботаник Р.О. Моффет (R.O. Moffet) (1979) выделял две формы Monsonia salmoniflora – северная, карликовая форма с загнутыми шипами,  которая характерна для пустыни Намиб и её юго-западной части, и более высокую, с довольно длинными, прямыми или слегка изогнутыми шипами, которые населяют остальную часть ареала. Высокие растения к западу от Бушменленда (Bushmanland) принадлежат ко второй форме.

Учитывая такое широкое распространение, невозможно объединить климатические, эдафические и другие возможные воздействия, в которых произрастает это вид. Одну вещь по крайней мере можно утверждать наверняка - то, что он отсутствует в той части южной Африки, где в зимний период преобладают дожди. Этот вид обитает в засушливых местах, где уровень среднегодовых осадков колеблется между 25 и 200 мм. Только в крайних северо-восточных частях его распространения дождей больше, но там он растёт частично поверхностно на проницаемой почве. В остальное летнее время температура очень высокая, и может достигать 45°С. Зимы, по контрасту, очень холодные - иногда в ясные ночи, температура может опускаться до -10°С, что для этих мест является рекордом. Также большинство мест обитания подвергаются постоянным иссушающим ветрам.

Monsonia salmoniflora не проявляет каких-либо почвенных предпочтений и растёт в равной степени на почвах, в основном состоящих из камней, осадочных пород или поверхностного известняка. Также её можно найти и в глубоком песке.

Большую часть года Monsonia salmoniflora находится в безлистном состоянии и взрывается активным ростом после хорошего осеннего или весеннего дождя. Вот такой зелёной и покрытой листьями мы её видели в середине мая. Цветы только начинали распускаться.



Monsonia salmoniflora

Monsonia crassicaulis (left) and Monsonia salmoniflora (right)

Monsonia salmoniflora

Monsonia salmoniflora

M. salmoniflora в среде обитания в период активного роста; месяц май.
Стейнкопф, Северный Кейп, Южная Африка (Steinkopf, Northern Cape, South Africa). Фото Е. Иогансон


Monsonia salmoniflora довольно редко встречается в виде густых насаждений, чаще небольшими изолированными группами по 3-4 растения. Благодаря своей обширной области распространения, засушливым местах их обитания – этот вид, конечно, наименее подвержен угрозе исчезновения среди своей группы. Однако следует отметить, что за последние несколько десятков лет на северо-западе своего распространения вид сильно пострадал от человеческого воздействия.



Pelargonium pulverulentum: невероятные красные цветки

P. pulverulentum - геофит с полусуккулентными листьями и продолговатым клубнем, у взрослых растений он покрыт растрескивающейся корой. В ботаническом описании вида сказано, что у цветков «лепестки жёлтые, часто с тёмными пятнами». Таким несколько широким описанием охватываются цветковые вариации. Все лепестки почти равного размера, но два верхних обычно заворачиваются, и поэтому выглядят немного меньшими, чем три нижних.


Одна из вариаций P. pulverulentum. Коллекция видов пеларгоний в Кирстенбоше, Кейптаун, Южная Африка
Collapse )

Pelargonium pulverulentum: incredible red flowers

P. pulverulentum is a geophyte with half-succulent leaves and an oblong tuber; in adult plants it is covered with cracked bark. The botanical description of this species says the flowers have “Petals yellow, often with dark blotches”. This somewhat broad description covers the flower variations. Indeed, I saw plants with pale yellow petals without any spots on them, and with spots from dark violet to brown flowers. Some flowers have three lower petals of a completely dark color, only bordered with yellow. All petals are almost equal in size, but the two upper petals are usually reflexed, thus appearing to be smaller than the three lower ones.


One of the plants P. pulverulentum in Kirstenbosch, Cape Town


In a species that grows in me, just this one - the three lower petals are maroon-brownish with a watercolor-blurred lemon edge, and on the top yellow ones - large dark cherry smears.





Pelargonium pulverulentum
P. pulverulentum from my collection. It corresponds exactly to the botanic description

Petals are yellow, and another color of the petals in the botanical description is not even mentioned.

I enjoy visiting Kirstenbosch (Cape Town), and especially an orangery with collection of Pelargonium species. Every time you can find something interesting there. That's where I first discovered P. pulverulentum with bright red, scarlet flowers.








P. pulverulentum in Kirstenbosch, Cape Town

As soon as I noticed this amaising plant, I immediately recall the botanical description.Then I thought this is some mistake, a pulverulentum cannot has the red flowers. Our guide stated the opposite - everything is correct, there are such clones of this species. Here, he said, is the label, a place of habitat of this plant is written here, where it came from here.... I took a couple of photos of this flowering plant and a label. I still had my doubts.

The second time I saw P. pulverulentum with scarlet flowers in the stunning gardens of Babylonstoren. This is a historic Cape Dutch farm in Paarl, South Africa. With renowned botanist and horticulturist Dr. Ernst van Jaarsveld at the helm, a magnificent succulent garden and garden of indigenous plants were created at Babylonstoren. Ernst van Jaarsveld, known and respected worldwide for his extensive research and knowledge about Southern Africa’s plants, carefully selects plants for replanting, finding them in habitat. In part of the garden for indigenous plants, I found the familiar bright red flowers and label near it.


P. pulverulentum in Babylonestoren, Paarl, South Africa. Photo made in May


P. pulverulentum in Babylonestoren, Paarl, South Africa. Photo made in December

I'm used to believing nerds. So, does P. pulverulentum with red flowers exist?
I

Намибия, май 2018

Часть 4. Людериц и окрестности

Основные места произрастания тех немногих видовых пеларгоний в Намибии, которые там растут, как правило, расположены близко к атлантическому побережью, а то и вовсе на прибрежных, каменистых холмах или в плотных песках, утрамбованных сильным океаническим ветром. Цветут пеларгонии в разное время, на протяжении всего года, и всегда лучше конкретно знать, что искать, какой вид. Если известен его ареал, и сезон для поисков выбран правильный – желательно сезон цветения, тогда результат будет положительный, обязательно найдёте желанный вид. Бывает, конечно, и так, что места произрастания видовых пеларгоний, определяемые, как правило, по десятки лет назад написанным книгам, распаханы или застроены, либо растения за эти годы съедены или вытоптаны животными. Ещё один фактор, влияющий на успех пеларгониевых поисков - засухи. Для Намибии отсутствие дождей – не новость, но и она напрямую чувствует на себе последствия климатических изменений. В последние годы засухи в этой части африканского континента стали сильнейшими и частыми. Стоит ли говорить, как страдает от них природа, когда от обезвоживания гибнут даже суккуленты, так хорошо приспособленные к жаре и сухости.





Из Рош-Пинаха через Витпуц и Аус мы направились в Людериц, небольшой рыбацкий и торговый порт на атлантическом побережье. Витпуц мы обследовали днём ранее, и теперь хотели продолжить поиски на пути от этой фермы до Ауса. Сделали несколько остановок, пытаясь найти пеларгонии. Оставляя машину на дороге, поднимались в окружающие шоссе горы, обследовали их, сворачивали на грунтовые дороги, углубляясь по ним на десятки километров. Но как-то не везло.



Обнаружили Collapse )
I

Намибия, май 2018

Чacть 3. Рош Пинах и Витпуц

Судя по литературе, в окрестностях Рош Пинаха (Rosh Pinah) и Витпуца (Witputz) растёт более десятка видовых пеларгоний, это геофиты и суккуленты. Мы, конечно, были нацелены на их поиски. Однако в мае геофиты находятся в периоде анабиоза, поэтому найти их практически невозможно – уже отцветшие клубни спрятались в грунте, и на поверхности ни листьев, ни цветков - ничего. Значит, будем искать стеблевые суккуленты, решили мы. Пусть они тоже не в стадии активно роста, но хоть стволы видны - это уже что-то. Если повезёт, то, возможно, и остатки цветения удастся застать, а это уже значительная помощь в идентификации растений. Наука описала почти все суккулентные пеларгонии этих мест, и дело оставалось за малым - найти их в естественной среде.

На поиски мы отправлялись с утра, часам к 10 были уже на месте. В это время дня ещё не жарко, веет прохладный ветерок и лазать по скалистым холмам – одно удовольствие. Месяц май – осенний для Южного полушария, природа только-только начинает оживать после жаркого сухого лета, и растительность ещё не радует зеленью и цветением. Для этого нужны осадки, пусть и очень скудные.

DSC09171.JPG

IMG_3908.JPG

IMG_3821.JPG
Collapse )

Продолжение следует.
I

Намибия, май 2018

Часть 2.  Природный заповедник Ауссенкер

Утром следующего дня мы отправились в природный заповедник Ауссенкер (Aussenkehr Nature Reserve). Это означало поездку в течение нескольких часов вдоль Оранжевой реки по С13, через природоохранную зону до виноградной фермы Ауссенкер.

От Рош Пинаха дорога бежит прекрасным асфальтом, но это ненадолго. От поворота на Сенделингсдриф (Sendelingsdrif), она становится настоящей грунтовкой. Проехав по ней всего 5-6 км, мы уткнулись в активное дорожное строительство с большим количеством разнообразной техники и работающего люда. Нам пришлось объезжать этот Армагеддон рядом с дорогой, прямо по песку. Такой объезд заставил нас понервничать – в песчаной колее джип начинал рыскать и слегка буксовать - в песке машины застревают ещё похуже чем в грязи, и мы уже имели подобный опыт в Александер Бэе. Утешало то, что на протяжении десятка километров работали люди и техника, и, в случае чего, нас бы выдернули из песка. Но всё обошлось, помощь не понадобилась.

Промчавшись этот неприятный отрезок пути, мы выскочили прямо на пропускной пункт в заповедник и остановились перед закрытым шлагбаумом. Из домика перед шлагбаумом вышел человек в форме песочного цвета с журналом, похожим на амбарную книгу, какими-то квитанциями и направился к нам. Мы подумали, что, наверное, мы должны заплатить за посещение заповедника. Подошедший человек довольно сурово потребовал предъявить бумаги на автомобиль, водительские права и наши паспорта. Амбарная книга зафиксировала информацию о нас и машине. В какой-то момент песочный вдруг спросил, откуда мы прибыли, хотя он держал наши паспорта всё ещё в руках. Мы ответили хором, что из России. Тогда он поинтересовался, в какой части света эта страна. В Европе. Заглянув ещё раз в наши паспорта, он недовольно сверкнул глазами – неправда, Россия не в Европе. Мы поинтересовались его мнением, тогда где? Вопрос ему явно не понравился, и он, махнув рукой, скомандовал: На площадку! И только тут мы догадываемся, что это полицейский. Обсуждая проблемный участок дороги, мы даже не обратили внимание на стоящие за шлагбаумом машины, и только после проверки документов замечаем, что машины досматриваются!

В этот момент одна  отъехала, и мы заняли её место. Так как площадка оказалась маленькой, мы оказались в метре от соседнего досматриваемого кроссовера. Полицейский в такой же песочной форме, с оружием и всякими страшными предметами типа наручников, открывал чемоданы и сумки в джипе немецкой пары, энергично роясь в личных вещах. Мы стали невольными участниками довольно бесцеремонного «досмотра», квинтэссенцией которого стал громкий пересчёт полицейским толстой пачки намибийских долларов, извлечённых из дамской сумки немки. Женщина среднего возраста испытывала явную неловкость от происходящего, её муж в стоял в растерянности, мы отвернулись… Короткий разговор. Наконец, им было приказано ехать, немка сочувственно оглянулась на нас. Пришла наша очередь досмотра. Полицейский разочарованно хмыкнул, когда поднявшаяся дверь багажника предъявила его совершенную пустоту – ведь наши чемоданы находились в гостинице в Рош Пинахе. Полицейский спросил название отеля. Collapse )

Продолжение следует.

Намибия, май 2018

Часть 1. Ораньемунд – Рош Пинах




Последние наши с мужем путешествия свелись в основном к ЮАР и были на 90% ориентированы на поиски видовых пеларгоний. В этот раз, не меняя цели поездки, мы решили сменить страну, и выбрали Намибию, её южную часть. По количеству произрастающих здесь видов пеларгоний это вторая страна после Южной Африки, и намибийские особенно интересны - они ярко выраженные суккуленты, почти все живут в очень засушливых областях Намибии, в пустынях и даже в придорожной пыли. Исходя из наших «растительных» интересов, маршрут выстроили таким: Александер Бэй (Alexander Bay) - это ещё ЮАР, затем, уже в Намибии, - через пограничный пункт Ораньемунд (Oranjemund Border Post),  - Рош-Пинах (Rosh Pinah), Витпуц (Witputz), Аус (Aus), Людериц (Luderitz), Грюнау (Grunau), Нордовер (Noordoewer) и через пограничный пункт Виолдрифт (Vioolsdrift Border Post) опять в ЮАР.  Карта нашего путешествия здесь.

Три года назад мы были в окрестностях Александер Бэя (Alexander Bay) и заезжали на южноафриканский пограничный пункт поинтересоваться, какие документы нужны для поездки в Намибию.


Alexander Bay, Northern Cape, RSA


Тогда осуществить такую поездку оказалось сложно, так как
Collapse )
Продолжение следует.
I

Ещё одна вариация P. auritum

В предыдущей моей журнальной записи я показала вариацию var. auritum вида P. auritum. У его цветков тёмно-бордовые, почти чёрные лепестки. У другой вариации этого вида - P. auritum var. carneum – цветки белые или розовые, с красными прожилками на лепестках и волнистыми краями.




Pelargonium auritum var. carneum

Pelargonium auritum var. carneum

P. auritum var. carneum, выращена из семян. Растение и фото Е. Иогансон


P. auritum var. carneum произрастает на юго-восточном побережье Капской провинции. Эти области получают 200 – 600 мм осадков в течение всего года. Подвид встречается в невысокой травяной растительности, открытых участках финбоса в песчаных дюнах, на сухих каменистых почвах. Растения являются локально обильными. В природе цветёт с сентября по январь, с пиком в октябре-ноябре.
I

Два растения P. auritum var. auritum

Хочу показать два растения клубневого вида - P. auritum (секция Hoarea), различающихся формой и оттенками лепестков. Правильнее сказать, одной из вариаций этого вида - P. auritum var. auritum, название которой в написании сокращают до P. auritum.

Эта вариация произрастает в Южной Африке, от Кланвиллиам (Clanwilliam), Западно-Капская провинция (Western Cape), до Аддо (Addo) и Порт-Элизабет (Port Elizabeth) в Восточно-Капской провинции (Eastern Cape). Область произрастания получает в год 200-600 мм осадков, в основном, зимой (в нашем полушарии это июнь-август).

Растёт на склонах холмов или плоских площадках, в
Collapse )

Бетти Марайс и её любимые клубневые

Одним из значительных событий поездки осенью 2017 в Южную Африку стала встреча с Элизабет Мараис (Elizabeth Marais). Бетти, как мягко её называют друзья и соратники, – легенда ботанического мира. На её счету десятки описанных видов в роду Пеларгонии, множество научных статей, и, конечно, главный труд её жизни – диссертация Taxonomic studies in Pelargonium, section Hoarea (Geraniaceae). Секция Хоареа – одна из самыхCollapse )