?

Log in

No account? Create an account

Намибия, май 2018

Часть 2.  Природный заповедник Ауссенкер

Утром следующего дня мы отправились в природный заповедник Ауссенкер (Aussenkehr Nature Reserve). Это означало поездку в течение нескольких часов вдоль Оранжевой реки по С13, через природоохранную зону до виноградной фермы Ауссенкер.

От Рош Пинаха дорога бежит прекрасным асфальтом, но это ненадолго. От поворота на Сенделингсдриф (Sendelingsdrif), она становится настоящей грунтовкой. Проехав по ней всего 5-6 км, мы уткнулись в активное дорожное строительство с большим количеством разнообразной техники и работающего люда. Нам пришлось объезжать этот Армагеддон рядом с дорогой, прямо по песку. Такой объезд заставил нас понервничать – в песчаной колее джип начинал рыскать и слегка буксовать - в песке машины застревают ещё похуже чем в грязи, и мы уже имели подобный опыт в Александер Бэе. Утешало то, что на протяжении десятка километров работали люди и техника, и, в случае чего, нас бы выдернули из песка. Но всё обошлось, помощь не понадобилась.

Промчавшись этот неприятный отрезок пути, мы выскочили прямо на пропускной пункт в заповедник и остановились перед закрытым шлагбаумом. Из домика перед шлагбаумом вышел человек в форме песочного цвета с журналом, похожим на амбарную книгу, какими-то квитанциями и направился к нам. Мы подумали, что, наверное, мы должны заплатить за посещение заповедника. Подошедший человек довольно сурово потребовал предъявить бумаги на автомобиль, водительские права и наши паспорта. Амбарная книга зафиксировала информацию о нас и машине. В какой-то момент песочный вдруг спросил, откуда мы прибыли, хотя он держал наши паспорта всё ещё в руках. Мы ответили хором, что из России. Тогда он поинтересовался, в какой части света эта страна. В Европе. Заглянув ещё раз в наши паспорта, он недовольно сверкнул глазами – неправда, Россия не в Европе. Мы поинтересовались его мнением, тогда где? Вопрос ему явно не понравился, и он, махнув рукой, скомандовал: На площадку! И только тут мы догадываемся, что это полицейский. Обсуждая проблемный участок дороги, мы даже не обратили внимание на стоящие за шлагбаумом машины, и только после проверки документов замечаем, что машины досматриваются!

В этот момент одна  отъехала, и мы заняли её место. Так как площадка оказалась маленькой, мы оказались в метре от соседнего досматриваемого кроссовера. Полицейский в такой же песочной форме, с оружием и всякими страшными предметами типа наручников, открывал чемоданы и сумки в джипе немецкой пары, энергично роясь в личных вещах. Мы стали невольными участниками довольно бесцеремонного «досмотра», квинтэссенцией которого стал громкий пересчёт полицейским толстой пачки намибийских долларов, извлечённых из дамской сумки немки. Женщина среднего возраста испытывала явную неловкость от происходящего, её муж в стоял в растерянности, мы отвернулись… Короткий разговор. Наконец, им было приказано ехать, немка сочувственно оглянулась на нас. Пришла наша очередь досмотра. Полицейский разочарованно хмыкнул, когда поднявшаяся дверь багажника предъявила его совершенную пустоту – ведь наши чемоданы находились в гостинице в Рош Пинахе. Полицейский спросил название отеля. В салоне - только сумки с фототехникой, да небольшие рюкзаки. Из-за отсутствии чемоданов мой маленький рюкзачок был обыскан с особенной тщательностью, проверены все кармашки и даже прощупан чехол телефона. То же у мужа. Теперь салон, под креслами, автомобильные карманы и бардачки… Цепким полицейским взглядом оценены наши футболки и джинсы, не прячем ли мы чего под ними. Мы в таком же шоке, как уехавшая немецкая пара. Однако я всё же спросила полицейского, что он так тщательно искал, ведь мы только въезжаем в заповедник. Нисколько не смутившись, он стал театрально громко перечислять, чего нельзя ввозить в парк: оружие, нож шире ладони, наркотики и т.п. Сцена с пересчётом денег у немцев и выворачивание наших кошельков остались непонятными, тем более, что нет никаких ограничений на ввоз валюты в страну. Мы распрощались.

Некоторое время ехали в молчании, находясь под впечатлением от неожиданного жёсткого досмотра. Замечу, когда мы возвращались обратно, да и на следующий день при повторном посещении парка, на том же пропускном пункте никого не было, шлагбаум был приветливо открыт, а маленький домик на замке... 

Реконструкция дороги ведётся и на территории парка. Мы проезжали временные городки из нескольких вагончиков для рабочих, с паркингами для дорожной техники, несколько раз попадались сильно пылящие грейдеры и бульдозеры. Однако через тридцать-сорок километров техника и автомобили попадаются всё реже, местность становится всё более пустынной, с минимумом растительности.
Вот один из уже почти законченных участков пути, недалеко от въезда в парк. Забетонированный коридор, внутри которого ещё не построены какие-то запасные участки для аварийного съездов или парковок, как это бывает на горных узких дорогах. Бетон, ограниченный скальными породами, природный амфитеатр длиной в несколько километров.



Дорога по парку длительно бежит вдоль реки Оранжевая, по самому её берегу, порой приближаясь к воде настолько, что начинаешь опасаться. Грунтовая дорога без ограждений, только прерывистая полоса кустарников отделяет её от груд прибрежных камней и часто обрывистого берега. Отчётливо слышен шум реки, она почти на одном уровне с дорогой.

Orange River

Мы двигались вверх по течению, а на другом берегу - такие же высокие и такие же завораживающе-живописные коричнево-чёрные, блестящие на солнце скалистые горы. Там берег ЮАР, территория заповедника Рихтерсвельд. Река Оранжевая разделяет его на две части, и намибийская часть называется Природным заповедником Ауссенкер.

Русло реки почти всюду широкое, со спокойно бегущей тёмной водой, с небольшими островками зелёной растительности, выступающими из воды камнями, которые облюбовали птицы. Из тех, что знакомы - серая цапля, бакланы, фламинго. Удалось даже сделать несколько их снимков, хоть и не крупным планом.


Orange River

Orange River, Aussenkehr Nature Reserve, Namibia

Orange River

Gray Heron (Ardea cinerea). Orange River

Orange River


В некоторых местах над водой нависали скалы, и узкая дорога заставляла вплотную прижиматься к горам, с опаской ожидая встречного автомобиля из закрытого поворота. Обычно они несутся с большой скоростью, стараясь побыстрее проскочить участки пыльной дороги и забывая об опасности встречного транспорта. Как правило, это большие машины, кроссоверы или джипы, местность как раз для них. Вообще, хоть это и грунтовка, но довольно ухоженная, и если бы не затрудняющие видимость завесы плотной пыли, то ехать по ней было бы совсем не сложно.

Road C13 from Rosh Pinah to Aussenkehr

Продвигаясь по С13 вглубь территории парка, мы всё ждали появления заповедных мест, с бушем, ну хотя бы с зеленеющими растениями и полянками, с россыпью цветущих растений, поскольку на днях прошли первые дожди. Наши глаза в напряжённом поиске, внимательно разглядываем ближайшие обочины. Пока ничего интересного. Делаем несколько остановок, и, облазив доступные близлежащие холмы, находим разные незнакомые нам растения. Возможно, в этот осенний сезон - начало мая – они растут и в ЮАР, но мы бывали там только весной, поэтому там их не находили. Однако ни суккулентов, ни видовых пеларгоний мы пока не обнаружили.



Tribulus cristatus

Tribulus cristatus

Cleome foliosa Hook.f.

Cleome foliosa Hook.f.

Rogeria sp.

Rogeria sp.

Trichodesma africanum

Дорога постепенно убегает от реки, углубляясь в каменно-пустынное царство живописных холмов скальных пород и чёрных старых выработок. Наконец, мы попадаем в удивительное место. Выразительные тёмно-зелёные силуэты хорошо заметны с дороги, их ни с чем не перепутаешь.


Place with Monsonia crassicaulis plants

Это суккулентные монсонии, растения с бывшим названием - саркокаулоны! Пустынное степное пространство в подножии гористых холмов заполнено просто бесчисленным количеством Monsonia crassicaulis! Многие из растений с первыми цветками, некоторые только с бутонами, есть крупные экземпляры, высотой с полметра, другие совсем малыши, меньше десяти сантиметров. Все они с детского возраста имеют грозный вид - вооружены длинными и твёрдыми острейшими колючками, это защита от поедания животными и испарения влаги.

Monsonia crassicaulis

Monsonia crassicaulis

Monsonia crassicaulis

Monsonia crassicaulis

Monsonia crassicaulis

Monsonia crassicaulis

Monsonia crassicaulis

Monsonia crassicaulis

Monsonia crassicaulis baby. The height of this plant 8-9 cm

Monsonia crassicaulis baby. The height of this plant ~ 8 cm


Ярчайшей синевы небо, терракотовых оттенков почвы, цветущие суккуленты и простор! Мы провели несколько часов в этом раю, наслаждаясь тишиной и красотой «саркокаулоновой поляны». Вдохновенно бегали по полю, стараясь найти и сфотографировать «самое-самое» выразительное растение монсонии.

Как-то незаметно добрели до дальних холмов. Растений не очень много, но, приспособившись к жизни в таких трудных условиях, выглядели они очень живописно. Любая тень используется для роста и цветения. Скальный грунт, ветра, дневная жара, ночной холод и почти полное отсутствие дождей - не перестаешь восхищаться стойкостью этих растений!


Jamesbrittenia glutinosa

Jamesbrittenia glutinosa

Jamesbrittenia glutinosa

Hypertelis salsoloides var. salsoloides

Hypertelis salsoloides var. salsoloides


Оставив эту незабываемую «саркокаулоновую» полянку, мы двинулись дальше. Дорога свернула опять к Оранжевой и бежала по долине. Русло реки стало спокойнее и шире, намибийский берег радовал зелёными зарослями, а южноафриканский по-прежнему выглядел мощно, защищаясь высоченными скалами.


Orange River


По мере нашего приближения к Ауссенкеру жизнь на реке заметно оживилась. Небольшими группками плывут разноцветные туристические лодки, на отмелях рыбаки закидывают удочки и перебирают что-то, похожее на сети; все они кажутся крошечными в сравнении с громадными скалами. На удобном пологом бережке африканская мама устроила банный день своим детишкам - моет малышей, а те, что постарше, сами с удовольствием плещутся неподалёку. Спокойная обстановка жаркого африканского дня.

Kayaks on Orange river, Namibia

Fishermen on the Orange river


С левой стороны дороги идут одна за другой горные гряды, очень высокие, с плоскими, будто срезанными вершинами, их называют столовыми. Таких гор и горных систем немало в разных частях света, самая знаменитая - Столовая гора в Южной Африке, на берегу океана, у подножия которой раскинулся город Кейптаун. Много их и здесь, в Намибии. Снизу кажется, что наверху «стола» ничего нет, открытое степное пространство, но это не так. Мы поднимались на такие плато в южноафриканских горах Мацикамма (Matsikamma Mountains) в Западно-Капской области (Western Cape), и там, рядом с дикой природой, расположились плантации ройбуша, сады фруктовых деревьев, гостевые дома… Жизнь идёт, территории осваиваются всё шире.

Приближаясь к Ауссенкеру, на одном из крутых песчаных склонов мы разглядели детей, издали казавшихся почти точками. С большой высоты они уверенно спускались вниз без всякой тропы, временами просто скатываясь по песку, как по снегу.


Sandy slope of a huge mountain

Children on the sandy slope


Справа, прямо напротив этой горной гряды – удивительная для Намибии зелёная зона. Это знаменитые ауссенкерские виноградники, аккуратными рядами растянувшиеся вдоль побережья Оранжевой.


The famous vineyards of  Aussenkehr

The famous vineyards of  Aussenkehr

The famous vineyards of  Aussenkehr, Namibia


Владелец хозяйства - югослав по происхождению, уже более двадцати лет успешно ведёт виноградный бизнес. Летом температура воздуха в этой области доходит до 50 градусов, близость реки приносит свежесть и влагу полям, это позволяет винограду созревать раньше, чем в других районах. Именно здесь выращивается знаменитый намибийский виноград, который экспортируется во многие страны, в том числе и Россию. В местных магазинах мы не раз покупали намибийский изюм крупные без косточек ягоды которого - прекрасное лакомство. Его цена очень доступная, однако, не факт, что он именно из Ауссенкера.


Изюи.jpg


Сто лет назад немецкая корпорация приобрела местные земли и начала несколько проектов орошения. Со временем крошечная деревня превратилась в поселение, в котором работают местные жители, понемногу здесь стал развиваться туризм – в основном, речной, из-за близости Оранжевой. С дороги мы увидели строения фермы, скромные жилища местных жителей, гостевые домики. В центре поселка расположился маленький, но уже супермаркет, SPAR, как без него? Это самая распространённая торговая сеть и в Южной Африке, и в Намибии.
Удивила необычная группа домов, расположившаяся немного в отдалении от деревни. Дома там сооружены из больших пуков соломы, конусообразные хижины обнесены соломенными заборами из плетёных таких же соломенных матов. Около сорока домиков расположены вплотную друг к другу, с узкими лабиринтами проходов между ними. Если бы мы увидели табличку, что это какой-то действующий этно музей, то всё было бы логично, но здесь действительно жили люди: мелькнул в проёме хижины ребенок, сушилось бельё на натянутых верёвках, у домов и заборов валялся мусор, где в мешках, где просто так...  Признаков благоустройства этой территории – электрических столбов, каких-то насосных станций, ветряков и т.п не было. Это странное соломенное поселение на краю дороги оставило тягостное впечатление.


Dwellings of seasonal grape pickers

Straw village


Закончилась территория Ауссенкера, и дальше, проехав с десяток километров, мы попали бы к парому в Южную Африку через ту же Оранжевую. Но пока нам рановато возвращаться, ещё не все «запланированные» пеларгонии нашли в Намибии. Мы развернулись обратно к Рош Пинаху.

Однако прямиком домой мы не помчались, а сделали ещё одну остановку на краю большой каменистой поляны с ковром цветов. Она привлекла наше внимание раньше, когда мы ещё направлялись в деревню, но мы проскочили мимо, хотелось быстрей увидеть виноградную долину. Поляна эта подтянулась к самому берегу реки, и, кроме интересных растений, мы неожиданно обнаружили там множество небольших разноцветных минералов – жёлтых, коричневых, светло-сиреневых и фиолетовых, с белыми прожилками и без них, отшлифованных и гладких или с колючими неровными бочками, разных, теплых от ещё не жаркого намибийского солнца. Эти камни волшебным образом завораживали и притягивали взгляд. Самой примечательной находкой стал чудесный ярко-зелёный камешек размером около двух дюймов, он прямо так и просил забрать его с собой. Но тут вспомнился официальный запрет «подбирать что-либо с земли на всей территории Намибии», плюс ещё свежие впечатления об обыске… Я с сожалением вернула этот удивительной красоты камешек на место, он так и остался лежать среди цветов.


Field of stones and flowers

Sesamum sp.

Sesamum sp.

Tribulus cristatus

Tribulus cristatus with  lighter yellow flower

Aussenkehr Nature Reserve, Namibia


Мы посетили заповедник Ауссенкер два раза, я описала лишь один проведённый там день. Заметили, что во многих местах там высятся горы отвалов и насыпей пустых пород, извлечённых при разработке месторождений ископаемых из всё ещё работающих рудников. Активная модернизация дороги с привлечением большого количества мощнейшей строительной техники, способной в прямом смысле крушить горы, тоже не добавляет плюсов в защиту окружающей среды. В результате эксплуатации гравийной дороги С13, проходящей сквозь заказник, вся придорожная зона вплоть до самой реки покрывается толстенным слоем пыли, надолго перекрывающей кислород всему живому...
В целом же, о заповеднике Ауссенкер у нас сталось прекрасное впечатление, однако потребность большего внимания к сохранению этой уникальной природной зоны явно ощущается.

Продолжение следует.

Намибия, май 2018

Часть 1. Ораньемунд – Рош Пинах




Последние наши с мужем путешествия свелись в основном к ЮАР и были на 90% ориентированы на поиски видовых пеларгоний. В этот раз, не меняя цели поездки, мы решили сменить страну, и выбрали Намибию, её южную часть. По количеству произрастающих здесь видов пеларгоний это вторая страна после Южной Африки, и намибийские особенно интересны - они ярко выраженные суккуленты, почти все живут в очень засушливых областях Намибии, в пустынях и даже в придорожной пыли. Исходя из наших «растительных» интересов, маршрут выстроили таким: Александер Бэй (Alexander Bay) - это ещё ЮАР, затем, уже в Намибии, - через пограничный пункт Ораньемунд (Oranjemund Border Post),  - Рош-Пинах (Rosh Pinah), Витпуц (Witputz), Аус (Aus), Людериц (Luderitz), Грюнау (Grunau), Нордовер (Noordoewer) и через пограничный пункт Виолдрифт (Vioolsdrift Border Post) опять в ЮАР.  Карта нашего путешествия здесь.

Три года назад мы были в окрестностях Александер Бэя (Alexander Bay) и заезжали на южноафриканский пограничный пункт поинтересоваться, какие документы нужны для поездки в Намибию.


Alexander Bay, Northern Cape, RSA


Тогда осуществить такую поездку оказалось сложно, так как для пересечения границы ЮАР нужна была многократная виза. Теперь, после отмены виз, пересекать границы стало легко и просто. Заполнили на пограничном пункте пару бланков, обменялись приветственными словами с пограничниками, получили обратно проштампованные паспорта и встали на мост через Оранжевую реку. Точно по ней проходит государственная граница между Намибией и ЮАР, и Намибийский пограничный пункт с названием Ораньемунд расположен на противоположном, северном берегу устья Оранжевой, напротив Александер Бэя.
Широкая долина реки с камышовыми берегами, с спокойным течением, разделена небольшими болотистыми островками. На одном из них жевал сочную траву догадливый орикс, неизвестно как добравшийся с засушливых берегов до аппетитных кочек.


1.JPG

2.JPG


На съезде с моста нас приветствовал яркий банер «Добро пожаловать в республику Намибия».

3.JPG


Пропускной пункт небольшой – стоянка для машин и несколько домиков. Было утро, очереди из желающих пересечь границу не было. Равнодушные намибийские пограничницы не спеша просмотрели наши документы, лениво шлёпнули штампы в паспорта и бланки, вернув их со скучающим видом. Только бодрые сухонькие старички, подъехавшие за нами и ещё заполняющие бумаги, услышав наш ответ тётям-контролёрам, что мы едем в Людериц, дружно и радостно пожелали нам хорошего отдыха.

Отъехав от пропускного пункта на некоторое расстояние, мы остановились и с любопытством стали разглядывать розоватые в утренней дымке холмы на противоположном берегу реки, на южноафриканской стороне. Несколько лет назад мы там бродили в поисках растений. Нашли очень интересные суккуленты - крупные кусты толстушки P. klinghardtense, маленькие упитанные Monsonia multifida с крупными нежными цветками и малиново-розовые цветущие кустики Monsonia patersonii (они же саркокаулоны с теми же видовыми эпитетами), множество всеми обожаемых P. mirabile с тёмными запылёнными стеблями... Разглядели даже гравийную дорогу, случайно съехав с которой застряли в песке. Выручила проезжавшая мимо семья голландцев, с их помощью мы буквально вручную откопали засевший по самые двери наш тяжеленный Land Cruiser и вернули его на твёрдый грунт! Потом полчаса длились обнимашки с этими добрыми, просто посланными богом людьми на ту заброшенную дорогу в жаркий сентябрьский полдень…


Orange River

Orange River

Orange River, a view from Namibia side
Вид на южноафриканский берег со стороны Намибии


Надо заметить, что вблизи Ораньемунда находятся разработки алмазных и рудных месторождений, и эти области запрещены для посещений. На картах они подписаны немецким словом Sperrgebiet (Шперргебиет) и простираются вдоль берега Атлантического океана, начинаясь в Ораниемунде, а заканчиваются в нескольких десятках километрах от Людерица. Для их посещений требуется специальное разрешение, о котором нужно позаботиться заранее, чего мы не сделали и по этой причине в эти области не ездили. Бродили только в разрешённых местах, не очень-то отдаляясь от дороги.

4.JPG

Waiting for moisture

It's hard to hide in the desert


Наша первая остановка планировалась в Рош Пинахе, и мы намеревались быстренько туда домчаться, ведь этот горняцкий городок лежит всего в 100 км от пограничного пункта. Однако мы потратили на дорогу много больше предполагаемого часа – нас задержали в пути красота и необычность пейзажей. На столь коротком отрезке пути они резко менялись - сначала белые пески и пустынные пространства с пучками засохшей травы, через десяток-другой километров стали появляться бурые холмы, с всё более оранжевым песком и вкраплениями серых камней. Горы различных оттенков коричневого, чёрного и серого окружали дорогу, приближаясь к ней почти вплотную, а по их склонам виднелась скудная растительность.

5.JPG

6.JPG

7.JPG

Othonna furcata in habitat


Выйдя из машины, мы заметили, что серый песок почти закончился, под ногами всё больше блестящих серых пород, куски сланцев, порой очень острые, разных размеров, от 10 см до метровых, округлые булыжники, будто оплавленные, всё это вперемешку с рыжеватым песком. Такие почвы – некоторым образом предвестники суккулентной растительности, и в этом мы не ошиблись. Отойдя от асфальтовой дороги лишь на 10 метров, на открытом пространстве мы наткнулись на первый прижатый к земле ветром саркокаулон, раскинувший свои голые ветки с белёсыми иголками, как спрут. Тут же валялись и тёмные стебли старого, засохшего… Ещё один, мёртвый. Вдохновившись наличием растений, я радостно помчалась к ближайшим холмам, в надежде найти и другие. Холмы эти оказались довольно высокими, что трудно было оценить с дороги. В свою очередь, с высоты дорога всё больше походила на тонкий ручей, убегающий вдаль.


Monsonia patersonii

Monsonia patersonii in habitat

Monsonia patersonii in dormant

Monsonia patersonii, a single flower

Или нам просто повезло, или на расстоянии нескольких десятков км от Ораньемунда такое большое количество саркокаулонов – обычное дело, но их здесь оказалось великое множество. На некоторых - тёмно-розовые цветки, и было не ясно, то ли растения доцветали, то ли, наоборот, начинали цвести... В стране вечного лета трудно понять период жизненного цикла этих суккулентов. Они не прятались от жгучего солнца, росли на открытых местах уверенно и гордо, в то время как другие растения выбирали малейшую тень - прятались под другими, более крупными, или скрывались под большими камнями. Мы прониклись большим уважением к этим стоикам каменистых пустынных мест.

8.JPG

9.JPG

10.JPG

11.JPG


Определить вид найденных в холмах саркокаулонов не представляло сложности – это Monsonia patersonii. С недавних пор правильное название этого растения не саркокаулон, а монсония, так решили учёные, так в дальнейшем будем называть его и мы.

В тот момент мы даже не представляли, как много таких колючих красавцев мы ещё встретим на нашем маршруте! Однако надо было двигаться дальше. Сделав ещё пару остановок, во второй половине дня мы, наконец, добрались до Рош Пинаха, нашли свой отель Amica Guest House, где нам предстояло прожить несколько дней.

Продолжение следует.
В предыдущей моей журнальной записи я показала вариацию var. auritum вида P. auritum. У его цветков тёмно-бордовые, почти чёрные лепестки. У другой вариации этого вида - P. auritum var. carneum – цветки белые или розовые, с красными прожилками на лепестках и волнистыми краями.




Pelargonium auritum var. carneum

Pelargonium auritum var. carneum

P. auritum var. carneum, выращена из семян. Растение и фото Е. Иогансон


P. auritum var. carneum произрастает на юго-восточном побережье Капской провинции. Эти области получают 200 – 600 мм осадков в течение всего года. Подвид встречается в невысокой травяной растительности, открытых участках финбоса в песчаных дюнах, на сухих каменистых почвах. Растения являются локально обильными. В природе цветёт с сентября по январь, с пиком в октябре-ноябре.
Хочу показать два растения клубневого вида - P. auritum (секция Hoarea), различающихся формой и оттенками лепестков. Правильнее сказать, одной из вариаций этого вида - P. auritum var. auritum, название которой в написании сокращают до P. auritum.

Эта вариация произрастает в Южной Африке, от Кланвиллиам (Clanwilliam), Западно-Капская провинция (Western Cape), до Аддо (Addo) и Порт-Элизабет (Port Elizabeth) в Восточно-Капской провинции (Eastern Cape). Область произрастания получает в год 200-600 мм осадков, в основном, зимой (в нашем полушарии это июнь-август).

Растёт на склонах холмов или плоских площадках, в
Read more...Collapse )
Одним из значительных событий поездки осенью 2017 в Южную Африку стала встреча с Элизабет Мараис (Elizabeth Marais). Бетти, как мягко её называют друзья и соратники, – легенда ботанического мира. На её счету десятки описанных видов в роду Пеларгонии, множество научных статей, и, конечно, главный труд её жизни – диссертация Taxonomic studies in Pelargonium, section Hoarea (Geraniaceae). Секция Хоареа – одна из самыхRead more...Collapse )

Bettie Marais and her hoareas

One of the most significant events of our November trip to South Africa was meeting with Elizabeth Marais.  Bettie, as she is known by her friends and associates, is a real legend of the botanical world.  Her many accomplishments include describing dozens of new species in the genus Pelargonium, numerous scientific articles, and, of course, the main work of her life - her doctoral thesis “Taxonomic studies in Pelargonium, section Hoarea (Geraniaceae)”.  Section Hoarea is one of the most popular among collectors of pelargonium species, because it includes geophytes which are usually small, interesting, and somewhat mysterious tuberous rooted plants with attractive flowers that often appear after the foliage dies back. In this section there are about 100 species which exhibit great variety in both foliage and flowers. Bettie, who has spent much of life being involved with the study and taxonomy of tuberous pelargoniums, scientifically described almost half (!) of the known species of these amazing plants. Every serious lover of tuberous pelargoniums refers to articles written by Bettie as she is the foremost authority on their nomenclature.  Finding such pelargoniums in nature when they are growing is both challenging and rewarding, but it is not always possible to identify the name of such species on one's own. Fortunately, the scientific work done by Bettie comes to the rescue.  Her works describe many geophytic pelargonium species in meticulous detail.  It also happens that sometimes the tuberous Pelargonium species found in nature do not fall under any of the already existing descriptions, and then the personal assistance of such a world-class and experienced expert as Betty is even more necessary. In fact on this most recent trip I found an unknown tuberous species pelargonium in Skilpad (see link). Of course Bettie was consulted on this and is currently working on a formal description of this species.

1.JPG





Bettie is retired, but that has not stopped her scientific activities. She always seems to spare just a little more time to finish the work she started years ago at Stellenbosch University, the center of the academic world in terms of Pelargonium systematics. With a smile, she recalls her extensive fieldwork to collect specimens for herbaria, working with her likeminded companions, and the joy experienced of making many new and rare finds. Bettie still goes into the veld in search of tuberous pelargonium species.  After all, there remain many undescribed pelargonium species in the rich flora of South Africa, so there is always more work to do.

Прощай, Клифф!

Печальная новость пришла из Австралии – скончался Клифф Блэкман (Cliff Blackman), человек, широко известный в растительном мире своими удивительными гибридами. Он создал удивительные зонартики (Zonartics) и другие оригинальные пеларгонии с приставкой ‘Lara’. Клифф не дожил до своего 95-го юбилея ровно месяц.
Судьба подарила мне знакомство и встречу с Клифом, знающим, интересным и добрым, и я храню в памяти счастливые моменты нашей незабываемой встречи.

Встреча с Клиффом Блэкманом (Cliff Blackman), Джилонг, Австралия

Наши искренние соболезнования Джоан, семье и близким.

Pelargonium 'Lara Alf', zonartic

Зонартик 'Lara Marjorie'

Зонартики имеют в своей родословной видовую пеларгонию P. articulatum, от которой они получили свой ползучий рост и малопривлекательный куст. У некоторых из них он довольно сносный, однако у 'Lara Marjorie' куст явно не отличается красотой: толстые оголённые стебли с остатками черешков, мало листьев и длинные цветоносы ( ~ 35-45 см).




Как оказалось, срезанные цветоносы 'Lara Marjorie' прекрасно смотрятся в букете. Под рукой в качестве вазы, правда, оказалась только леечка :-)...


Оба этих гибрида - P. х 'Splendide' и P. х 'Splendide' с белыми цветками - в своей родословной имеют видовые пеларгонии P. tricolor и P. ovale. Гибриды, как и эти виды, не просты в выращивании, однако красота их цветения стоит затраченных усилий.


'Splendide'
Read more...Collapse )
Больше информации на сайте о видовых пеларгониях.
Часть 4. Клубневые P. pallidoflavum, P. pilosellifolium, P. wuppertalense. Северная часть Седерберга, перевал Пакхус (Pakhuis Pass), Вупперталь (Wuppertal)


Для дальнейшего поиска клубневых пеларгоний из нашего списка мы перебрались по перевалу Пакхус пасс (Pakhuis Pass), в одну их гостевых ферм в живописной долине Agter-Pakhuis. Перевал как будто разрезает северную часть гор Седерберг, извиваясь между одними из самых захватывающих горных формирований в стране.


Каменные формации вдоль Пакхус пасс

Он начинается почти сразу за Кланвильямом (Clanwilliam), связывая его с Калвиньей (Calvinia) и другими небольшими городками верхнего Кару. Был построен в 1877 году геодезистом и строителем Томасом Бэйном (Thomas Bain) с использованием труда заключённых, а в 2012 году была завершена модернизация – из гравийной дорога стала полностью битумированной.

Flowable clouds
Утренний Пакхус пасс

Переезды с места на место обычно занимают полдня, и на походы в поля в такие дни обычно не остаётся времени, поэтому на поиски пеларгоний мы отправились только на следующее утро.

Места эти более дикие и живописные, чем те, в которых мы были ранее. И малообжитые - фермы и гостевые дома находятся в значительном, до нескольких десятков километров, отдалении друг от друга. По прекрасной современной дороге автомобили проезжали крайне редко.

От спуска в долину мы проехали по Пакхус пасс километров 25, до первого указателя на Вупперталь (Wupperthal), вышли на этом перекрёстке и стали бродить по местности в поисках пеларгоний. И как-то неожиданно оказались у края крутого склона, откуда открывался прекрасный вид. Оценить масштабность панорамы вы можете по этому небольшому видеоролику:

The eastern end of the Pakhuis Pass

Здесь мы и нашли новый, описанный наукой совсем недавно – только в 2014 году, клубневый вид Pelargonium pallidoflavum E.M. Marais. Этих пеларгоний мы видели около десятка, и они не были сосредоточены в одном месте, не росли дружной группой, а встречались как-то поодиночке, на расстоянии 5-10-15 и более метров.

Read more...Collapse )
Часть 3. Клубневые P. rapaceum и P. triandrum. Природный заповедник Седерберг (Cederberg Wilderness Reserve)

Секция Hoarea (Sweet) DC., на данный момент включающая около 90 видов, является самой большой частью рода Pelargonium L'Her. Виды этой секции характеризуются репообразным клубнем, покрытым шелушащимися перидермами, и очень коротким верхушечным стеблем, из которого появляются листья и цветонос. Цветут эти растения лишь месяц-два в году, остальное время либо находятся в спящем состоянии, в виде подземного клубня, либо на растении присутствуют только листья.
В эту поездку по Западно-Капской провинции (Western Cape) нам удалось увидеть несколько цветущих пеларгоний секции Hoarea. Это большая удача. Сказались и тщательная проработка маршрута, и нацеленность на поиски именно клубневых видов, и верно выбранный месяц для поездки – ноябрь, когда наступает период цветения многих клубневых пеларгоний.

Но вернёмся к нашему маршруту. После Макгрегора следующая наша остановка на несколько дней - Цитрусдал (Citrusdal).



В своём названии этот небольшой городок не случайно содержит слово цитрус – это центр региона, где ежегодно выращивается около 100 тыс. тон апельсинов и лимонов. Выращивание цитрусовых здесь имеет давнюю традицию. На ферме Hex Rivier (15 км от Цитрусдала) растёт самое старое в Южной Африке апельсиновое дерево, ему 250 лет, и оно до сих пор плодоносит.

В природный заповедник Седерберг (Cederberg Wilderness Reserve), лежащий между городками Цитрусдал, Кланвильям (Clanwilliam) и Церес (Ceres), мы направились на поиски P. rapaceum, где, судя по книгам, находится одно из мест её произрастания. Этот заповедник является частью Капского флористического царства, объектом Всемирного наследия, а также домом для многочисленных редких и местных растений, животных и рыб, в том числе редкого вида кедрового дерева - капский кедр или кланвильямский кедр (Widdringtonia cedarbergensis), в честь которого, собственно, и названы горный массив Седерберг (Cederberg) и заповедник.







Read more...Collapse )

Продолжение следует.
To be continued.
Часть 2. Пеларгонии секции Campylia. Макгрегор (McGregor)

Следующая запланированная остановка - небольшая деревня Макгрегор (McGregor), там мы жили несколько дней.  Она расположилась в самом сердце долины реки Брид (Breede River Valley), одном из знаменитых винодельческих регионов ЮАР (надо сказать, мы тоже оценили качество местных вин, оно великолепно!). Климат этого региона жаркий и засушливый. А вот вокруг долины - горы приличной высоты, где прохладнее, и там, согласно умным книгам, должны были расти пеларгонии, а именно виды секции Campylia. Её представители – маленькие растения, растущие пушистым кустиком, с относительно крупными цветками, похожими на анютины глазки.









По одной из гравийных дорогRead more...Collapse )
Продолжение следует.
To be continued.
Часть 1. Pelargonium incarnatum. Ботривер (Botriver)

Наше нынешнее путешествие по просторам Капского растительного царства ЮАР началось с приезда в небольшой городок Ботривер (Botriver), расположившегося в 100 км юго-восточнее Кейптауна. Туда мы поздно добрались вечером, после прилёта в Кейптаун, а на следующее утро выдвинулись на поиски пеларгоний. В окрестных горах мы практически сразу нашли Pelargonium incarnatum. К ней нас привели друзья, местные жители, Валери и Крис Робинсон (Valerie and Chris Robinson), большие любители пеших прогулок и от того наблюдающие жизнь растений родных мест в течение всего года. Как рассказал Крис, в прошлом году здесь бушевал сильный пожар, подгоняемый ветром. Он уничтожил растительность на склонах гор, в долинах – поля многолетних протей, оставив после себя чёрную землю с сиротливо торчащими останками кустарников, и выжженные склоны, усеянные серыми валунами. Крис с горечью рассказывает об этом, это были его любимые места для прогулок.

Сейчас весна несёт новую жизнь, и растительный покров начинаетRead more...Collapse )
Продолжение следует.
To be continued
.
Находясь в любом интересном месте, будучи ограниченными временем, всегда хочется увидеть всё самое-самое. Именно оранжерея Эдварда Андерсона (E. Anderson's greenhouse) была выбрана нами для посещения Бергианского ботанического сада (Bergius Botanical Garden) в конце апреля этого года.

DSC04953

Victoria greenhouse

В 1936 году один добрый человек по имени Эдвард Андерсон завещал своё состояние Шведской королевской академии наук. Воля купца была исполнена, и в 1995 году северный город с долгими и снежными зимами получил возможность видеть круглый год цветущие и благоухающие деревья, кустарники и травы средиземноморского климата.

The paths to the greenhouses

Read more...Collapse )
Основная цель нашей уже третьей поездки в ЮАР – поиск и наблюдение видовых пеларгоний в их родной среде обитания. Во время этой поездки я подумала, что было бы интересно разыскать в природе новый вид Pelargonium adriaanii, который был впервые описан в 2005 году, и, конечно, поделиться фотографиями с другими заинтересованными людьми. Латинское название дано растению в память об Иоганне Якобе Адриане ван дер Уолте (Jacobus Adriaan van der Walt) (1938-2003), профессора ботаники Стелленбосского университета, автора трёхтомника «Pelargoniums of Southern Africa».

Для поиска этого вида мы с Борисом (муж) приехали на самый север ЮАР, в Порт Ноллот, небольшой рыбацкий городок на побережье Атлантического океана в крайней северной части Намакваленда (https://en.wikipedia.org/wiki/Port_Nolloth) .

Port Nolloth, Northern Cape, RSA

Port Nolloth, Northern Cape, RSA

Port Nolloth, Northern Cape, RSA

Port Nolloth, Northern Cape, RSA

About the sizes of pelargoniums...

Этот посёлок находится в южной части пустыни Намиб и в среднем получает меньше 100 мм осадков в год. Среднесуточная максимальная температура в течение года здесь немногим выше 20 градусов по Цельсию. Эти места на западном побережье регулярно окутывают густые туманы, наплывающие от холодного Атлантического океана и приносящие растениям желанную влагу. Ветра здесь холодные и жёсткие. Прогноз погоды на день поисков (середина сентября) предсказывал нам скорость ветра 15 м/с и дневную температуру 16 град Цельсия, и он не обманул.

Read more...Collapse )
Май-июнь оказались щедрыми на цветение видовых пеларгоний секции Polyactium. За это время цвели P. lobatum, P. pulverulentum, P. radulifolium. У них у всех клубни, крупные листья и мелкие, пахнущие в вечернее время, цветочки.

May and June proved to be rich in flowering the Pelargonium species from section Polyactium. During this time, bloomed P. lobatum, P. pulverulentum and P. radulifolium. They all have the tubers, large leaves and small, fragrant in the evening, flowers.

Pelargonium lobatum (L.) L’Hérit.








Read more...Collapse )
Клубневые пеларгонии - это, в основном, представители таксономической секции Hoarea (Sweet) DC. Она включает в себя около 100 видов и является самой большой секцией рода Pelargonium. Растения этой секции характеризуется более или менее репообразным клубнем, покрытым отслаивающимися слоями перидермы, на вершине которого находится очень короткий стебель, из него появляются цветонос и листья. Около половины видов этой секции имеют цветки кремового или желтых оттенков.

В моей коллекции около двух десятков клубневых видов из Hoarea. Это очень интересные растения, которые не просто выращивать - это геофиты, клубни имеют период анабиоза. Цветут они, как правило, лишь раз в году в течение относительно короткого периода, после чего листья и черешки увядают, и клубень уходит в спячку.

Вот лишь некоторыеRead more...Collapse )

Больше о клубневых видовых пеларгониях вы можете узнать на моём сайте:http://pelargonium-species.com/
Мюнстер – один из старых городов северной Германии. Более 1200 лет назад Карл Великий дал указание построить рядом со своей резиденцией монастырь, благодаря которому Мюнстер и получил свое название (от латинского слова – monasterium). Сегодня Мюнстер считается университетским городом, в общей сложности в нём обучаются около 50 000 студентов.

Ботанический сад находится почти в центре города, в старинном парке, рядом с бывшей резиденцией принца-епископа, а теперь — центральным зданием Вестфальского университета им. Вильгельма (нем. Westfälische Wilhelms-Universität). Вход в этот чудесный сад бесплатный.

Untitled

Untitled

Untitled

Orangery

В саду представлены около 8000 видов растений, в том числе крупнейшая коллекция видовых пеларгоний – около 230 видов. В дополнение к десяти теплицам общей площадью около 2000 м², обустроены основные садовые участки: альпийская горка с растениями Альп и Пиренеев, дендрарий, а также берёзово-дубовый лес, липовые и буковые деревья, растения Австралии и Новой Зеландии, коттеджный сад (работает с 1900-х годов), с акцентом на овощи и травы и т.д.

Alpine garden

Untitled

Read more...Collapse )
Часть 6. Кирстенбошский ботанический сад

С погодой в Кейптауне нам в этот раз повезло – она была облачной, но без дождя, а в прошлом году - ветреной и сырой. К полудню вообще засверкало солнце. Это было здорово – никакого дождя и ветра, можно было неторопливо бродить по Кирстенбошскому саду, искать там видовые пеларгонии, любоваться другими прекрасными растениями, которых там очень много.

Не только мы воспользовались хорошей погодой для похода в ботанический сад Кирстенбоша, и народу в парке было много – всюду бродили восторгающиеся иностранцы, да и свои, местные, тоже радовались возможности провести денёк с детьми, перекусить и посидеть на травке, побегать за куропатками и утками… В общем, атмосфера была приятнейшая и очень позитивная, заряжающая хорошим настроением.

Вход в Кирстенбосский ботанический сад

Untitled

Untitled

Untitled

Little girl wants to catch a duckling

Untitled

По сложившейся традиции мы, как и в прошлом году, первым делом направились в питомник (или теплицу) с видовыми пеларгониями. И, конечно, как и в прошлом сентябре, сопровождал нас пассионарный гид Эндрю Джакобс. Он был очень рад встрече с нами и весело показывал те же видовые пеларгонии, которые мы видели в прошлый раз.
Read more...Collapse )
Часть 5. Цветочными дорогами Северного Кейпа

Находясь в Ванринсдорпе (Vanrhynsdorp), мы посетили заповедник Hantam National Botanic Gardens, однако пеларгоний мы там не нашли, и каких-то особенных впечатлений он не оставил. Заповедник позиционируется ещё и как место обитания редких птиц, мы видели и слышали их там, но опознать их не смогли.

Hantam National Botanic Gardens, office

Hantam National Botanic Gardens

Hantam National Botanic Gardens

Заповедник встретил нас лугами эродиума с мелкими сиреневыми цветочками, этот вид вообще достаточно часто встречался на нашем маршруте.

Erodium sp.

Из незнакомых нам ранее растений нашли Babiana spathacea, растение из семейства ирисовые (Iridaceae).

Babiana spathacea

А вот дорога в этот заповедник нас поразила. Она проходила через живописный, но очень крутой перевал Ванринс Пасс (Vanrhyns Pass), соединяющий два города – Ванринсдорп (Vanrhynsdorp) и Ньювудтвиль (Nieuwoudtville). Первый лежит в долине и относится к Западно-Капской Провинции, а второй – через горы и относится уже к Северо-Капской провинции.

Behind the road sign lies Western Cape

Перевал длиной около 9 км, но чрезвычайно наклонный и с частыми закрытыми поворотами. Дорога с отличным покрытием, разметка, дорожные знаки, - всё новое, и понимаешь, что безопасно, но от большой высоты всё равно страшно. Со смотровых площадок, благоразумно предусмотренных, открывается поразительный вид полупустынную равнину Кнерсвлакте. Ниточками казались дороги внизу, а облака были с нами на одном уровне.

A view over the Knersvlakte

Vanrhyns Pass

Vanrhyns Pass

Северный Кейп – самая большая провинция ЮАР (по площади она немного превосходит такую страну как Германия), и она же самая малонаселённая. Здесь много маленьких деревушек, жизнь которых очень мало меняется с течением времени, и в некоторых из них лишь несколько лет назад появился водопровод.

Читать дальше о Камискруне...Collapse )

Интересной показалась нам поездка в цветочный заповедник Скилпад (Skilpad), это часть Намаквалендского национального парка. Мы прошли по маршруту «Цветочная дорога Скилпада» (Skilpad Flower Route) длиною 4 км.

Skilpad

Из пеларгоний много видели там P. triste, я потом уже даже не фотографировала её. Разного размера кусты P. praemorsum subsp. praemorsum демонстрировали свои крупные кремовые цветки-бабочки. P. incrassatum встречалась и с насыщенными ярко-розовыми цветками, и с более светлыми.

Pelargonium triste

Pelargonium triste

Pelargonium triste

Group of P. incrassatum

Pelargonium incrassatum

Pelargonium incrassatum

Куст P. praemorsum subsp. praemorsum

Pelargonium praemorsum subsp. praemorsum

Pelargonium pulchellum

Monsonia spinosa

Sarcocaulon

Dianthus namaensis

Untitled

Однако самое потрясающее было то, что в тот день мы нашли видовую клубневую пеларгонию (секция Hoarea), название которой не было установлено тогда, не знаем мы его и до сих пор. Это очень красивая маленькая пеларгония, 10-12 см - с кремово-желтоватыми цветками и яркими красными метками на всех лепестках.

Presumably, Pelargonium tripalmatum

Presumably, Pelargonium tripalmatum

Presumably, Pelargonium tripalmatum

sp. Pelargonium

sp. Pelargonium

На следующий день мы вместе с Литой (Lita Coal - наш гид по Камискруну и его окрестностям) перерыли всю справочную и научную литературу, которая у неё имелась, пытаясь определить имя этой пеларгонии, или хотя бы группу видов, к которой она относится. Безуспешно, нет её в справочной литературе. Несколькими днями позже я написала своим зарубежным друзьям, энтузиастам-любителям и знатокам видовых пеларгоний, послала им фото найденной пеларгонии. Мы долго переписывались, уточняли детали и разбирали структуру цветка, но названия так и не определили. Родственные виды тоже не удалось выяснить, хотя метки лепестков цветка очень характерные, отличающиеся от других, однако же это тоже не помогло нам в идентификации. Каким-то видам наша пеларгония соответствовала по цветочной структуре, но не подходила по местам произрастания, другим - не соответствовала по размерам и структуре цветка…

Идентификация вида осложнялось ещё и тем, что листьев у нашей «пелли из Скилпад» уже не было (в период цветения они засыхают), из песка торчали лишь небольшие цветоносы с соцветиями. Если бы на растении были листья, это была бы дополнительная информация, и было бы легче идентифицировать вид.  Пока оставили этот вопрос нерешённым.

Побывали мы с Литой и в предгорье Камисберга (Kamiesberg) недалеко от Камискруна, провели там целый жаркий день, перемещаясь по разным местам. Растительность там тоже разнообразная, яркая - ирисы, дикий гладиолус, множество весёлых ромашек и мелких астрочек, да и разные незнакомые растения, которые на фото так и остались без названия. Живописные группки на каменистых участках и выходах можно было фотографировать бесконечно, настолько гармонично они выглядели.

Kamiesberge

Untitled

P. incrassatum в окружении синеньких цветочков (<i>Heliophila coronopifolia</i>) и оранжевых ромашек (род <i>Ursinia</i>)

Untitled

Gladiolus equitans

Gladiolus equitans

Gazania leiopoda

Ещё одна «изюминка» Камискруна – это питомник с растениями на ферме нашего гида Литы.
Немного поясню, что такое африканская ферма. Это большой, порой в несколько десятков гектаров, участок земли, как правило, в частной собственности. Его можно сохранять в естественном виде, необязательно обрабатывать или использовать для выпаса скота.

Untitled

The granite mountains known as the Kamiesberg

Untitled

 Участок Литы – невозделанный, природа там не тронута, и видовым пеларгониям расти там, в естественных условиях, среди камней очень нравится. Среди скальных пород в тени гранитных валунов мы нашли P. barklyi, много растений P. echinatum, P. dasyphyllum, а также P. nanum, P. antidysentericum.

The plants of P. barklyi

Pelargonium barklyi

Pelargonium barklyi

Pelargonium echinatum

Pelargonium echinatum

Pelargonium dasyphyllum

Pelargonium nanum

Pelargonium nanum

Это огромный куст P. antidysentericum (более 1, 5 м в диаметре), растущий на самом верху горы, расположенной на участке Литы.

Pelargonium antidysentericum

А ещё Лита заботится о сохранении редких и исчезающих растений своего региона. Она их выращивает в сооружённом на ферме питомнике, а затем возвращает, высаживает обратно в природную среду.

В прошлом году мы были на её ферме и видели уйму интересных растений. Прошедшая сухая зима внесла свои коррективы – многие растения погибли или ушли в спячку от жары и засухи. Однако всё же нашлось, что посмотреть и в этот раз. Например, большой куст P. tragacanthoides, которую редко можно увидеть в среде обитания. Цветок у этой пеларгонии с четырьмя лепестками, под двумя нижними располагаются тычинки и пестик, что крайне необычно. Две формы P. rapaceum с различной листвой, P. antidysentericum – удивительная кустарниковая пеларгония, тонкие ветви которого растут из частично заглублённого клубня; красная форма P. echinatum; спорт P. pulchellum c лепестками, на которых метки, как акварельные красно-розовые мазки…

Pelargonium tragacanthoides

Pelargonium tragacanthoides

P. tragacanthoides

P. rapaceum

P. antidysentericum

P. antidysentericum

Erythrina abyssinica

Мы очень благодарны Лите за проведённую экскурсию по своей ферме и показ диковинных растений.

Возвращаться в Кейптаун мы решили через Ламбертс Бэй (Lambert’s Bay), это рыбацкая деревня на побережье Атлантического океана.

Lambert&apos;s Bay

Читать дальше о Птичьем острове и Ламбертс БэйCollapse )
И вот из Ламбертс Бэй мы уже держим курс в Кейптаун.

Следующий, завершающий рассказ – о посещении знаменитого Кирстенбошского ботанического сада в Кейптауне.

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ
Часть 4. Чем ближе к северу, тем теплее

На следующий день мы двинулись по направлению к атлантическому побережью, и затем встали на национальную трассу N7, которая через Ванринсдорп (Vanrhynsdorp) и Спрингбок (Springbok) связывает Кейптаун и Намибию.

Нужно сказать, что дорога N7 местами расширяется и реконструируется, это происходило как в прошлом году, так и в этом. Покрытие, и без того казалось бы прекрасное, заменяется и улучшается, убираются малейшие трещинки или неровности... Отличная разметка, частые предупреждающие, информирующие и напоминающие знаки, безопасная разделительная полоса… В общем, дорожное полотно трассы N7 доводится до труднопредставляемого русскому водителю состояния – идеального.

National road N7

Апельсины нового урожая

Понятно, что на таких «ремонтируемых» участках трассы приходилось останавливаться и пропускать встречный транспорт, и ожидание окончания реверсивного движения порой доходило до 10 минут. Однако нас это совершенно не расстраивало - это время мы использовали, чтобы оглядеться, рассмотреть незнакомые окрестности, полюбоваться фантастическими пейзажами, разглядеть ожидающие с нами в очереди автомобили и людей, как местных, так и таких же путешественников, как мы... В общем, было интересно каждую минуту.
Read more...Collapse )
Часть 3. Как мы нашли P. tricolor

Для того чтобы найти одну из самых любимых (и чрезвычайно редких!) видовых пеларгоний P. tricolor, мы свернули с нашей основной дороги вдоль атлантического побережья, ведущей в Намибию. Пришлось сделать солидный крюк в 400 км вглубь страны, двигаясь на юго-восток ЮАР в направлении Малого Карру (Klein Karoo). Этот полузасушливый удлинённый регион простирается от городка Монтегю (Montagu) через поселок Бэрридейл (Barrydale) к городкам Калитцдорп (Calitzdorp), Оудсхорн (Oudtshoorn) и Лангклуф (Langkloof). Регион известен своими крайностями, когда речь заходит о почвах и климате. Это место находится в своих южных точках приблизительно в 20 километрах от Индийского океана.

Название карру имеет койсанское (койсанские народы — условное название группы народов Южной Африки) происхождение и является видоизменением слова «karusa», которое означает сухой или бесплодный. Первые европейские переселенцы начали осваивать Капскую землю с 1652 года, однако лишь в 1689 году голландский лейтенант и исследователь Исак Шривер (Isaq Schrijver) первым из белых людей по слоновой тропе пересёк горы с юга и попал в долину, позднее описанную как Клейн Карру (англ. Klein Karoo, Клейн на языке местных племён означает Малое).

Карта региона Малого Карру (из книги Jan Vlok & Anne Lise Schutte-Vlok, Plants of the Klein Karoo).

Регион Малого Карру

Найти P. tricolor в природе – как найти алмаз в горной породе. Это была моя мечта. Конечно, я подготовилась к поискам желанного вида – изучила карты его географического распространения, ареалы. Необходимо было как можно точнее знать места его нахождения, чтобы не терять много время на поиски, ведь на них мы отвели лишь один день. И, конечно, у меня были координаты мест, которые на форуме ISpot выложили люди, нашедшие в этих местах P. tricolor. Хоть такой информации было не очень много, всё-таки это облегчало нашу непростую поисковую задачу.

И вот мы уже на Гарсия Пасс, именно там P. tricolor был найден в большинстве случаев.

Гарсиа Пасс (Garcia Pass или Garcia&apos;s Pass)

Garcia&apos;s Pass

Глядя из окна автомобиля на местные пейзажи, у меня всё больше зарождалось сомнений, найдём ли мы в этой местности P. tricolor. Растительность – кочки сухой травы по пояс, большие кустарники, плюс пасущийся по полям скот и ведущееся дорожное строительство…

Read more...Collapse )
Часть 2. Karoo Desert National Botanical Garden

Ботанические сады Южной Африки, расположенные вне городов, так же как национальные парки и заповедники, практически всегда естественные уголки дикой природы. Не нужно представлять их как искусственно созданное растительное сообщество, вмешательство человека там минимально. Очень хорошо, что такие природные территории существуют в Капских провинциях. Большие по площади территории, огороженные проволокой в несколько рядов, не подвергаются нашествиям домашнего скота, которого в Южной Африке год от года становится всё больше. Недавно я узнала, что на одну овцу в ЮАР положено 7 га земли. Если фермер держит стадо, или несколько, представляете, сколько отводится земли под выпасы?! Животным всё равно, что сжевать – ромашку или миниатюрную орхидею, многие растения если не съедаются, то вытаптываются.

Для людей, приезжающих в Африку искать редкие растения, которые несколько лет назад свободно произрастали в природе, а теперь исчезающие из своих традиционных мест обитания, такое уничтожение в результате массовых выпасов скота – настоящий шок. Если ещё учтём интенсивное дорожное строительство, то можно понять, как мало остаётся шансов найти дикорастущий вид той же пеларгонии. Огороженные и охраняемые территории ботанических садов и заповедников - как раз те места, где можно найти видовые пеларгонии и другие редкие эндемичные растения в естественной среде.

Karoo Desert National Botanical Garden как раз из тех садов, где уникально сочетаются заботливое внимание человека к природе и её независимое существование. Сад находится рядом с городком Вурстер (Worcester) и лежит у подножия горной гряды Hex River Mountain. Только на 11 га растительность культивируется, а остальные 143 га состоят из естественной растительности пустыни и полупустыни.

Karoo Desert National Botanical Garden

Таблички у входа в сад на двух языках. Левая - на африкаанс, правая - на английском.

Чудный вид на Вурстер и окружающие горы

С гор сада открывается чудный вид на Вурстер, городок неподалёку

Склоны сада

Read more...Collapse )
Часть 1. Стелленбос, Ботанический сад Стелленбосского университета

Второй год с наступлением осени мы с мужем отправляемся в Южную Африку, куда в это время приходит весна, и природа начинает свой жизненный цикл. Почему в Южную Африку? Да потому что большая часть видов пеларгоний оттуда родом, а 80 % из них растут в юго-западной части Капской провинции, в области зимних осадков.

Я называю наши поездки экспедициями. Такая экспедиция для меня – это источник новых знаний, впечатлений, находок, отдых, азарт поиска; солнце, природа…

После многочасового перелёта - мы в Кейптауне. Сразу же в аэропорту загружаемся в Land Cruiser. Для наших передвижений по африканским пескам, полям и горам хотелось что-то понадёжней и помощней, поэтому мы выбрали этот джип. И… в путь!

Первый город на нашем маршруте был Стелленбос (также, ошибочно, Стелленбош). Это город в Западной Капской провинции Южно-Африканской Республики, расположен приблизительно в 50 километрах к востоку от Кейптауна. Место второго (после Капстада) европейского поселения в Южной Африке, заложенного губернатором Капской колонии Симоном ван дер Стелом в 1679 г. Город стоит на реке Эрсте (Eersterivier, африкаанс «Первая река») в долине, окружённой горами. Это центр крупнейшего в Южной Африке винодельческого региона.

В городе располагается Стелленбосский университет (осн. в 1863 г.), центр африканерской культуры и научной мысли. [Африка́неры (африк. Afrikaners, дословно «африканцы») - в основном потомки голландских поселенцев 17 в., а также французских и немецких колонистов]. Преподавание в университете ведётся главным образом на африкаанс.

Stellenbosch

В Стелленбосе мне хотелось побывать по нескольким причинам. Во-первых, в местном университете работал легендарный профессор ботаники ван дер Уолт (van der Walt), автор трёхтомника Pelargoniums of Southern Africa (Пеларгонии Южной Африки), которая до сих пор остаётся азбукой «пеларгониста» и настоящим бестселлером и раритетом одновременно. Во-вторых, при том же Стелленбосском университете организован ботанический сад, а это значит - есть шанс увидеть коллекцию пеларгоний, собранную командой ван дер Уолта во времена его работы там. Хотелось так же высмотреть в саду что-то интересненькое и новенькое из мира видовых пеларгоний.  Интересен был их потенциал, раскрывающийся при выращивании в естественной среде. Кроме того, всегда не лишне ознакомиться и с другими чудесностями растительного мира, о существовании которых не знаешь ещё, и порой даже не представляешь, какими они могут быть.

Следующим утром коротенько обозреваем центральную часть города и держим курс прямиком в ботанический сад Стелленбосского университета - Stellenbosch University Botanical Garden. Сад находился совсем недалеко от нашего отеля, всего в 10 минутах ходьбы. Как часто бывает в первые весенние дни в этой части Капской провинции, утром в Стелленбосе прошёл дождь, но солнце появилось быстро и засверкало в каплях на растениях.
Read more...Collapse )

'Shannon', 'White Boar' и 'Lotusland'






Кусту ‘Shannon’ этим летом исполнилось три года. Я его частенько режу, формирую, а то норовит сделаться неопрятным, лохматым таким зверем. Летом он совершенно не обижается на обрезку, и через неделю опять украшает себя множественными милыми цветочками. А зимой, обрезанный почти под пенёк, просто терпеливо ждёт весны, чтобы опять выстрелить своими упругими веточками во все стороны, стремясь занять вокруг себя значительное пространство. Но ножницы тут как тут J.




Гибрид ‘White Boar’ был приобретён прошлой осенью в английском питомнике 'Fir Trees Pelargoniums' небольшим череночком. Думала, не перезимует. А весной он неожиданно показал энергичный рост. Кустик своеобразный, расползающийся, цветение обильное. Листья без выраженной зоны – для их проявления у меня нет прямого солнца, а вот на открытом воздухе листва, несомненно, раскрасится.




А это легко узнаваемый 'Lotusland', очаровательное растение.

Pelargonium 'Pomona'

P. ‘Pomona’ - гибрид (2006 г.) Джея Кэпака (Jay Kapac).

Листья большие, светло-зелёные, пальмообразные, 3-лопастные. Лопасти глубоко разрезаны, с острыми вершинами, их края остропильчатые, завёрнуты вовнутрь. Черешки длинные. Старые листья – более крупные, на более длинных черешках.
Соцветие на длинном ветвящемся цветоносе, содержит 6-10 цветков. Приглушённо-розовые лепестки лопатчатые, в базальной части двух верхних имеется перистая маркировка, образующая крупное пятно тёмно-вишнёвого цвета, с расходящимися к вершинам короткими тёмными прожилками. Нижние лепестки имеют венозные маркировки в виде нескольких линий, расходящихся от центра. По мере цветения цветки немного увеличиваются в размерах, интенсивность их окраски уменьшается. Цветы не осыпаются, держатся 10-14 дней.

&apos;Pomona&apos;_1

jj-2

jj-3
Цветки имеют слабый приятный запах.
Растение непритязательное, зацветает легко, будучи черенком.
Pelargonium sidoides, зимнее цветение 6-месячного сеянца.

DSC00452

P. sidoides 1

P. sidoides 2

Почитать об этой интересной пеларгонии вы можете на моём сайте:
http://pelargonium-species.com/vidy-pelargonij/73-pelargoniumsidoides.html


South Africa, Sept. 2013, part 5





Kamieskroon, Springbok, Goegap, Messelklip (Northern Cape, South Africa)
(all images are clickable)

Springbok lies at of altitude 1000 m in a narrow valley between the high granite domes of the Small Copper Mountains. Earlier copper was mined in this area, but now mining activity has ended.

Here previously mined copper, near Springbok

Aloe dichotoma

Small drops of rain and fog hang in the air


A first finding - flowered bush of Pelargonium praemorsum.

DSC02566
Read more...Collapse )

South Africa, Sept. 2013, part 4


Knersvlakte – A Farm of Lita Coal, Kamieskroon

Next morning we entered into the Knersvlakte, an area of quartz gravel soils.
The climate of the region is semi-arid with long dry summers and rainfalls occurring in the winter months. Fields of white quartz pebbles cover the gently rolling hills of this area.


Untitled

Untitled

The landscape changed to much more arid type, with very low vegetation. The vegetation there is typical for Succulent Karoo and is dominated by small leaf succulents. Some look like tiny green marbles, others - like flowering pebbles. Others emerge above the soil only during the temperate spring and retreat back into the soil, almost invisible, when the summer heat arrives.
Read more...Collapse )

South Africa, Sept. 2013, part 3


Gifberg – Vanrhynsdorp
On the way from Lamberts Bay we stopped for lunch near the road. Near passed a local shepherd with a flock of sheep. A wire separated the herd from us; I approached it to look at animals closer. Already out of habit, I began to examine the plants next to me and suddenly I saw a very beautiful Pelargonium senecioides. It grew up literally 5 meters from the road.

P. senecioides

Pelargonium senecioides, plant

The field where the sheep were pasturing was under a wire; otherwise P. senecioides would be trampled or eaten by animals .
The only way to drive to Gifberg Holiday Farm is via the Gifberg Pass, a steep and narrow pass that goes from the national road N7.

DSC07468

DSC07469

On this way we have found several plants of P. echinatum with purple flowers. I found it interesting that the darker blothes and markers are present also on the lower three petals, the leaves and stems were typical for P. echinatum.

Pelargonium echinatum

Pelargonium echinatum

At Gifberg Holiday Farm we came only in the evening.
It was cold, but we lit a fire in the cottage and it became nice and warm for us.

Gifberg Holiday Farm

Gifberg Holiday Farm

DSC07493

The next early morning, Cameron McMaster wake us up for a walk on the hiking trail (at 6-30 a.m.!!!)
There are many waterfalls in this place, clear river pools and beautiful rock formations.

Protea nitida

DSC07516

DSC02280

DSC02286

We were very lucky this day and have found some rare species of Pelargonium in habitat.
First, there were lots of P. alternans, big and small, old and young.

Pelargonium alternans

Then we saw a colony of P. magenteum. So beautiful!

P. magenteum

Pelargonium magenteum

DSC07577

Pelargonium magenteum


I was happy to find and see P. coronopifolium there because I like all species of section Campylia.

P. coronopifolium

P. coronopifolium

P. coronopifolium

P. coronopifolium

Some other plants of that place.

Protea glabra

Gladiolus pulcherrimus

Nemesia chairanthus, family Scrophulariaceae

DSC07626

We went in the direction of Vanrhynsdorp. A few kilometers further, we stopped and again set out to find pelargoniums.
Have found some beautiful specimens of P. myrrhifolium:

P. myrrhifolium, flowers

P. myrrhifolium, flower

Again, saw many P. alternans, and met P. coronopifolium. I have found pelargonium which looks very similar to P. triste, but I’m not sure is it P. triste or not.

Unidentified pelargonium, leaf

Unidentified pelargonium, flowers

Few other interesting plants.

DSC02303

Bartholina burmanniana

Nemesia barbata

Then we steered a course toward Vanrhynsdorp.
A road to Vanrhynsdorp.


Road from Gifberg to Vanrhynsdorp

DSC02331

Untitled

More photos taken on this part of our route, you can see here: http://www.flickr.com/photos/79338969@N03/sets/72157638242007665/

To be continued.

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Ссылки дружественных сайтов с интересной и полезной информацией:

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow